среда, 21 декабря 2016 г.

О "катастрофических" последствиях психотерапии

Исходный пост

На самом деле вопрос хочется поставить немного по-другому: а почему и каким образом в результате психотерапии что-то там «отваливается»? Потому что если именно так формулировать, то при чтении у человека, не имеющего опыта терапии, возникнут закономерные тревога и удивление: что, прям вот так вот приду — и оно само отвалится, как хвост у Шарика из Простоквашино, о котором он в письме писал? Схожу на пару сессий про отношения, домой вернусь, а там муж мне и говорит: «Все, пока, я ухожу».

Может быть, и так, конечно, но редко), в реальности чаще по-другому. Человек приходит в терапию, потому что у него есть неудовлетворенные потребности, которые он сам не может удовлетворить и часто не может даже осознать. Например, речь об отношениях. Вот, есть какие-то отношения, отчасти они потребности удовлетворяют в какой-то степени, отчасти — нет, получается такой чемодан без ручки: тащить тяжело, бросить — жалко. Это и есть незавершенный гештальт, область хронического напряжения, где эмоции ходят по кругу, но ничего не происходит. Это могут быть целые области жизни, которые «тянут» из человека энергию, но мало что дают.
Что в происходит в результате терапии? Разное. Человек начинает понимать, какие именно потребности удовлетворяют и не удовлетворяют его отношения, начинает видеть, насколько кривой он сам использует способ для получения того, что нужно (например, выбирает человека, склонного к насилию, чтобы переложить на кого-то ответственность за свою жизнь, в результате получает опеку, но и насилие тоже). И тогда часто случается вот это «само отвалилось», когда психика просто перестает поддерживать то, что стало нефункциональным, перестало быть нужным. Оно бы все равно, скорее всего, произошло, и без терапии, но, возможно, заняло бы много лет, ждало бы неких специальных обстоятельств. И тогда человек просто забывает поддерживать такие отношения. А если отношения для клиента питательны, если они много что дают, - терапия дает возможность их, наоборот, улучшить: например, принять партнера и перестать его критиковать за то, что он не удовлетворяет какие-то потребности, взять их удовлетворение на себя.

Поэтому я в корне не согласна с мыслью, что в терапии что-то «само собой отваливается» и она ведет к неким непредсказуемым и катастрофическим последствиям. Это правда, что часто мы не знаем, куда приведет нас работа с бессознательным. Если есть желание всю жизнь прожить, как писал Мураками, «в ящике из-под ботинок», то не ходите на терапию. Но если просто довериться себе и своей психике, она сама волшебным образом сложит любой паззл, и терапевт станет просто ее орудием, и клиент станет счастливее в результате всего этого, даже если окружение окажется всем этим недовольно)

Однако есть и другие процессы, которые происходят с теми, кто проходит долговременную терапию, а также с теми, кто изучает гештальт. Психотерапию ведь, как и что угодно, можно использовать как средство удовлетворения невротических, нездоровых потребностей. Например, возникает гордыня, которая заставляет позиционировать себя партнеру по-другому: «ты не удовлетворяешь мои потребности», «ты нарушаешь мои границы» - и так далее. А потом обижаться, что он глупый, не хочет просветления. Или пытаться исцелить всех окружающих, ставя им некоторые диагнозы, пытаясь затащить на терапию и превращая таким образом гештальт в подобие секты, где «кто не с нами — тот против нас». В той или иной степени некоторое «искушение терапией», похожее на искушения неофита в церкви, когда всех хочется привести в храм, проходит, наверно, каждый «приобщившийся». (Мой муж шутит: «Ну вот, женился на нормальной женщине, а она стала гештальтисткой»). И это искушение нужно преодолевать, повторяя, как мантру, что другие люди не обязаны лечиться и меняться только потому, что вам этого захотелось, изучать ваш терапевтический «птичий язык» и подписываться на блог вашего терапевта.
Но если мантра не сработала, то смена партнера происходит в результате некоторой конструкции «из головы»: он не такой, как мне нужно, с ним не удается поддерживать иллюзию собственной исключительности и всемогущества. Тогда партнер отвергается.
Но в этом виновата, конечно, не терапия, а человеческое несовершенство)


Комментариев нет:

Отправить комментарий